Лучшие на неделе



F.A.Q.Гостевая книгаПравилаСюжетПерсонажиВнешностиКонтакты АМС
Добро пожаловать на Game with blood
Сюжет: по мотивам «The Twilight Saga. Eclipse».
Время: май - июнь 2006.
Место: Форкс, Ла Пуш, Сиэтл, Вольтерра, Аляска, Бухарест.
Система игры: эпизодическая. Рейтинг игры: 16+
Администрация
ANGELA

администратор
| KATHARINA

администратор
| ZOE

администратор
| ROSALIE

администратор
| BELLA

модератор-дизайнер


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
Новости проекта






Вы нам нужны


Game with blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game with blood » Partnership » HG: End of an Era


HG: End of an Era

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sh.uploads.ru/snmJe.png
The mockingjay is dead.«Надежда. Это единственное, что сильнее страха.
Призрак надежды — это эффективно, но переборщить с ней — опасно.»

0

2

Marcus Howard; 44 y.o.; Head of security Council
Маркус Говард; 44 года; Глава Совета Безопасности.
http://sg.uploads.ru/HruF0.gif Michael Fassbender

Жизненные пути неисповедимы.

Однако, вопреки всем законам мироздания и бытия, судьба старшего из всех братьев была определена, стоило ему появиться на свет. Маркус родился 13 декабря 2884 года, во времена еще зарождавшейся политической карьеры Сноу. Родители  принадлежали к среднему классу капитолийцев, но даже при этом условии могли позволить себе безбедную жизнь. О Дистриктах в семье говорили разве что во время Голодных Игр, постоянно указывая на огромное различие между Капитолием и подвластными ему территориями. С ранних лет Маркус интересовался устройством Панема, чем немало удивлял своих отца и мать. Два других брата выбрали путь куда менее сложный, останавливаясь на работе в области косметологии. Когда как Маркус, едва ему исполнилось шестнадцать, ушел на службу, став рядовым миротворцем. Он подавал огромные надежды, которые не могли не оправдаться. За большие успехи ему разрешили получить специальное образование, а Говард сделал всё, чтобы попасть в самое престижное место – Национальный университет Панема. Через шесть лет из него вышел блестящий выпускник, лучший на всём потоке. Тогда для Говарда многое изменилось.

Не прошло и года, как его отправили в Четвертый. Ему было всего двадцать шесть, а он стоял за спиной Главного миротворца Дистрикта, будучи его первым помощником. Маркус не вспоминал о доме и о семье, давно поставив черту между прошлым и будущим. И впереди его ждало повышение, потому Говард работал как черт, не зная жалости ни к себе, ни к другим.

Сноу заметил его много позже, через восемь лет, когда Говард, держа наушник в ухе, раздавал приказы всем миротворцам, охранявшим Президента на приеме. Маркус остался хладнокровным даже тогда, когда спустя пару месяцев Кориолан пригласил его в свой личный кабинет, дабы обсудить несколько вопросов. Так, за пару недель до тридцати пяти, Маркус Говард стал Главой личного состава телохранителей Сноу. Будучи приближенным к Президенту, мужчина оказался влиятельной фигурой в политической сфере. Его знали и о нем говорили всякий раз, когда касались работы миротворцев. Лицо Маркуса становилось лицом всей жандармерии Капитолия. Важным был и тот факт, что Говард разделял взгляды Кориолана, заслужив, тем самым, незримое место соратника Сноу. Без должности и без статуса, но с большим значением для собственной жизни.

И Говард сделал для Президента большую услугу, однажды приняв чужую девочку в свой дом. Маркус не стал задавать лишних вопросов, выставив одиннадцатилетнюю Хлою дочерью погибшей родственницы и дав ей свою фамилию. Мужчина, к своему удивлению, даже полюбил девочку за те семь лет, что она росла подле него. Да и Хлоя, ничего не помня о своей прежней жизни, называла Говарда отцом. В конечном итоге, Кориолан “подарил” Маркусу семью, но так и не сказал, что девочка была сестрой одной из победительниц Игр.

Сегодня Маркус уже третий год занимает пост Главы Совета Безопасности всего Панема, отвечая за гарнизоны миротворцев во всех Дистриктах и в самом Капитолии. Его задача – не допустить еще больших восстаний и удостовериться в уничтожении оплота мятежников. Однако, как бы то ни было, Говард оценивает силы Капитолия рациональным образом, потому знает, что до победы или поражения всего один шаг.

Который, впрочем, предстоит сделать лично ему.

0

3

Кронос Цепион, I✘ Charles Mesure ✘ 43 года ✘ Спонсор; Бывший распорядитель игрhttp://s1.uploads.ru/MH8hr.gif

Когда-то Кронос был успешным распорядителем Голодных Игр. Он придумывал изощренные Арены, всегда консультировался со Сноу, используя в Играх его интересы, и добавлял элемент неожиданности в каждое шоу. При нем выиграли и Финник, и Джоанна; он видел попытки разных трибутов, но всегда вычислял победителей еще на интервью. По собственному желанию подал в отставку и назначил преемника – Сенеку Крэйна. Может, устал убивать детей, а, может, скопил достаточно средств для благополучной жизни в столице. В дальнейшем избрал для себя поприще спонсорства, не желая прощаться с привычной сферой развлечений. Является самым щедрым, а значит и самым желанным спонсором, но одаривает только тех участников, в которых видит потенциал. Как правило, именно они и побеждают.
Зачем понадобился бывший распорядитель Койн, доподлинно неизвестно. Но Цепион обладает неоспоримым авторитетом и влиянием, ходят слухи, что имеет свою сеть мелких шпионов по столице, а о его связях слагают легенды. Ведь если ты - друг самого Президента, то страна будет лежать у твоих ног.
Когда Эффи Бряк понадобилась определенного рода помощь, то Кронос с радостью предложил свои услуги. Возможно, впервые бескорыстно из желания помочь ближнему своему.
Но теперь они связаны и, похоже, надолго.

0

4

Заявка от Dominique Holt

Малкольм Одэйр 22 года Мятежник, III  Malcolm Odair; 22 y.o.; Rebel, III
http://funkyimg.com/i/25BiU.gif
Max Irons

... меня держат станы планолета и ещё, та самая сила, которая не отпускает от умирающего его близких.part  I


место рождения и проживания:
Рождения: дистрикт №4
Проживания: дистрикт №13
место работы и должность:
(на ваш выбор)
причастность к ГИ:
Ты их ненавидишь

— Не спится?
— Спалось, но не долго.
part  II


связи персонажа:
Финник Одэйр – старший брат
Доминик Холт – лучшая подруга

история:
- Строгий отец воспитал из тебя бойца. Возможно, ты даже обучался в академии профессионалов, как и твой старший брат. Многое знаешь о его жизни в Капитолии, уважаешь его за выбор, который он сделал в пользу вашей семьи. Вероятно, ты не всегда понимал, зачем он носит маску обольстителя, скрывая себя настоящего, и на этой почве у вас было немало разногласий. Но со временем ты понял, что он просто хотел защитить свою семью. Ты знаешь, что поступил бы так же. И он знает это.

- Что ты думаешь о Доминик Холт? О девочке, с которой познакомился, когда тебе было всего одиннадцать? Что она совсем не похожа на твою сестру, что она, кажется, даже бегает быстрее тебя, и что эти веснушки так раздражают. Тебе безумно нравилось, что она живёт не в обычном доме с фундаментом, крышей и двориком, а на лодке, пришвартованной к берегу, с парусом, сетями и целым морем вместо лужайки. Можно было делать уроки, сидя в каюте с видом на скалы, и качаться на волках, опустив ноги в воду, пока жуёшь жаркое из рыбы. Ваша разница в возрасте, поначалу казавшаяся значительной, со временем сточилась, как стекло на морском берегу. Она называла тебя своим лучшим другом. И ты был им.

- Помнишь, что случилось в ночь, когда арена 75-х разрушилась? Ты предпочёл бы забыть, но я напомню. 
Ты ждал Доминик за северными скалами, в том месте, где вы договорились встретиться. Её не было очень долго, ты решил отправиться на пристань, а по дороге зайти домой, узнать, что происходит на арене. Уже виднелась крыша дома, когда планолёт промчался над твоей головой и взорвал его. Господи, как же ты испугался. Ты не знал, дома ли твоя семья. Люди выбежали на улицы из своих жилищ, они обсуждали произошедшее, ты услышал слова «стрела», «электромагнитное поле», «Эвердин», «мёртвая» и догадался обо всём. В надежде, что мать, отец и сестра коротали вечер в каюте у Доминик, ты мигом отправился на пристань. Планолёт почему-то полетел к берегу, в противоположную сторону от Капитолия. Через минуту ещё один взрыв. Ты помчался ещё быстрее и увидел, как судно Холтов полыхает. Ты понял, что они все погибли. Были ли она в твоём собственном доме в момент взрыва или в гостях у Доми - их убило в любом случае. Ты мог бы проверить, поискать их, но слишком много миротворцев скопилось вокруг. Они могли тебя узнать. Времени не было, нужно было бежать из дистрикта. Ты слышал о Тринадцатом, не был уверен в его существовании, но что тебе оставалось? В Четвёртом – ты труп, и это было просто делом времени. Как выяснилось чуть позже, не ты один пытался спастись: десятки людей под страхом расстрела на месте сбегали из родных домов. У них, по крайней мере, был дом.

— Почему нет? — озадаченно спрашивает ведущий.
Пит краснеет как рак и, запинаясь, произносит:
— Потому что... потому что... мы приехали сюда вместе.
part  III


пожелания:
- Ты сильный, физически и морально.
- Ты более замкнутый, чем твой брат, но, в отличие от него, тебе нет необходимости изображать кого-то другого.
- Для тебя главное - семья, так всегда было, есть и будет.
- Ты ненавидишь Капитолий за то, что он сделал с твоим братом.
- Побег из родного дистрикта был опасен, но тебя с детства готовили к опасности.
- В пути ты встретил двоюродную сестру Энни Креста - Бонни, с ней и добрался до Тринадцатого.
- Ты думаешь, что Доминик погибла во время бомбёжки в Четвёртом.
ваши контакты:
ICQ - 655911907

пост:
пост от лица действующего персонажа.

ваш ответ

_____

Воинам грехи отпущены наперёд.
Им не увидеть больше родимой Спарты.
Я отдала долги. Я открыла карты.
И потому меня больше никто не ждёт.

_____

Было пасмурно и ветрено в вечер, когда люди собрались в домах перед экранами своих телевизоров. Они ожидали интервью с президентом Сноу, которое, как кричали голографические портреты Фликермана отовсюду, поведало бы много интересного о настоящих и грядущих событиях в Панеме. Доминик находилась на небольшой площади, недалеко от набережной, взор её был обращён на экран, когда президент сообщил о том, что Двенадцатый дистрикт был уничтожен в назидание мёртвой Эвердин.

«Теперь, по всей видимости, Панем остался без угля», — усмехнулась девушка. Она в который раз не понимала действий Сноу, не могла их предсказать и осознать. И это вовсе не казалось ей признаком мудрости и стратегического мышления главы их государства. Скорее, она испытывала по отношению к нему страх, а основывался он на мысли о том, что этому человеку подвластно абсолютно всё, и что в его действиях отсутствует здравый, как казалось Доминик, смысл. «Почему бы тебе не уничтожить все дистрикты, выходцы из которых помогали Сойке на арене? Это логичнее, если учесть, что, в отличие от неё, все они остались в  живых, и погибшие районы хотя бы есть кому оплакивать».   Размышления Доминик прекратились, когда болтовня на экране перетекла в другое русло, и речь зашла о наказании восставших. Девушка подалась вперёд, шестерёнки в её голове начали работать быстрее, и она поняла, к чему клонит Кориолан Сноу, сообщив жителям, что в скором времени будут организованы…

«Семьдесят шестые Голодные Игры, чёрт бы тебя побрал!»  — у Доминик внутри всё оборвалось. В её голову закралась мысль о том, что в этот раз на арену, вероятно, выпустят трибутов из родных дистриктов победителей, сбежавших из-под купола меньше недели назад: Третьего, Четвёртого и Седьмого. Возможно, в этот раз на Жатве отбирали бы сразу по восемь подростков, чтобы сохранить нужное количество соперников. Но правда оказалась намного менее предсказуемой: одиннадцать дистриктов и даже столица должны будут предоставить двух трибутов обоего пола для арены. И выбор будет сделан из детей, каким-либо образом причастным к мятежам.

По дороге домой девушка взвешивала шансы своего имени оказаться вписанным в конвертик для жеребьёвки. И, несмотря на то, что в кое-каких переулках можно было встретить изображение сойки-пересмешницы, означавшее работу немалого количества предателей в дистрикте, она понимала, что вероятность угодить на арену у неё довольно велика. Вряд ли Капитолий не подозревал о её связи с семьёй Одэйров, и вряд ли он сбросил бомбу на её судно по ошибке.

У Доминик не было страха попасть на арену, не было отчаяния, за неё не кому было переживать, даже любимому судну не нужно было искать пристанище. Она не знала, кому смогла бы отдать все свои сбережения, хранящиеся в тайниках в прибрежном лесу, решила там их и оставить. Но минусом того факта, что ей некого было терять, являлось, безусловно, отсутствие мотивации для победы. Та же Эвердин проиграла бы Игры, едва они успели бы начаться, если бы дома её ждал только кот.

До дня Жатвы оставалось еще около месяца, поэтому девушка решила не терять времени даром. Стресс после потери близких людей слишком сильно сказывался на её организме. Нужно было восстановить сон, ибо засыпать становилось трудно, но отрадно. Единственный мир, в котором Доминик Холт чувствовала себя в безопасности – являлся миром сновидений. Сколь трудно было заставить себя лечь в кровать, уснуть и шагнуть за черту реальности, где её ждали отец и лучший друг, по которым она скучала до надрыва мышц в грудной клетке, столь же трудно было и покидать эту реальность с восходом солнца. Проваливаясь в сон с чувством усталой покорности, она в слезах выкарабкивалась из него, раздавленная  той невероятной толщей обрушивающейся правды, в которую её словно насильно выбрасывало каждое утро. Окружающий мир, такой спокойный, беспечный, рабочий и солнечный раздражал Доминик, делал её более ожесточённой, огрубевшей и отстранённой. Она понимала, что, уходя в иллюзорный мир сновидений, может навредить своей психике, и решила начать приём отвара сильных успокоительных трав, которыми миссис Одэйр отпаивала её после гибели отца. Получалось полностью отключаться на восемь часов: никаких снов не было и в помине, утренние переживания становились всё более ослабленными, а организм, наоборот, восстанавливался быстрее.

Спустя несколько недель, когда Доминик выглядела почти окрепшей, подростков собрали на площади для Жатвы. Её русые волосы колоском укладывались вокруг головы, вбирая в себя пряди возле лба, и, словно ныряя, исчезали в тугом пучке на затылке. Все платья Доминик были на судне, когда его уничтожили, поэтому она купила новое: очень простое из тонкой чёрной летней ткани, сложенной вдвое, с рукавом, перетянутым резинкой чуть ниже локтя. На шеё же по-прежнему висела аккуратная подвеска-трезубец. Если ей придётся покинуть родной дистрикт, она хотела бы взять его частичку с собой.

Непривычно было идти на площадь совершенно одной, без молчаливой Грэйс и сильного, подбадривающего девочек, Малкольма. Гибель последнего Доминик особенно остро переживала, иногда, в приступы истерики, ей казалось, что именно без него жизнь больше не будет такой как раньше. Мысли о лучшем друге заставляли её держать голову спокойно и высоко, она верила, что он не одобрил бы её рассыпания на части, особенно, перед Жатвой. Подбираясь ближе к площади и проходя стандартный ритуал идентификации, девушка размышляла о том, чем будет заниматься, если Игр удастся избежать. Вероятно, она примкнула бы к местным мятежникам и старалась бы подорвать всю чёртову систему, отомстив за гибель друга. Её сердце так рьяно мечтало о мести, так глубоко в организм проникли её ядовитые корни, так крепко шипы ненависти окутывали всё нутро, что сомнений не оставалось – Сноу изменил её. Из молчаливой, ответственной и открывающейся только самым близким людям девушки она превратилась в ожесточённого робота, который пресекает в себе любые позывы к жалости, надежде и иллюзиям. Не без отваров сильнейших трав из аптеки неподалёку, разумеется.

То отношение девушки к президенту, которое она испытывала ещё до гибели отца и Игр, принёсших Финнику Одэйру знаменитость, разительно отличалось от отношения сейчас. Если раньше она просто понимала, что систему управления государством следовало бы улучшить, обновить, внести коррективы, позволяющие людям, из-за усталости просто забывшим о бунтах, вдохнуть чистого кислорода, то теперь ей хотелось сровнять Капитолий с землей. «Люди восприняли бы такой кислород с б̕о́льшим воодушевлением, надо думать», — улыбнулась Доминик.

Она стояла среди девушек своего возраста и по привычке искала глазами друзей,  и словно попала в другое место, настолько диким казалось ей отсутствие Одэйров — одной рядом с собой, одного позади в толпе родственников, и одного на трибуне. Теперь там были капитолийцы, которых она видела впервые, а подростков окружала целая армия миротворцев. Раньше такого не было, Четвёртый — мирный дистрикт, бунты и стычки здесь были редкостью. Через какие-то считанные минуты двое подростков покинут эту площадь, и каждый будет надеяться, что именно у него получится вернуться победителем. И оба, по-видимому, были связаны с мятежниками и не пришлись по вкусу президенту. Конвертов в чаше было в разы меньше, чем обычно, это выглядело жутко, как будто заветный клочок бумаги больше не мог зарыться глубже, как рыба, ускользая от рук капитолийки.

Доминик не сильно удивилась, услышав своё имя. Её губы почти тронула улыбка, когда она шла по коридору из людей в сторону трибун. Она физически ощущала то облегчение, что проникло в лёгкие каждой девушки, и напряжение, сковывавшее сердца каждого парня в толпе. Она уже возвышалась над площадью, всматриваясь в глаза испуганных подростков и их родителей и подтверждая свои мысли о том, насколько это место казалось теперь чужим. Толпа людей, знакомых, соседей — все они были такими отдалёнными, словно Доминик видела их в первый раз. И то холодное спокойствие, с которым эта самая толпа отдавала её на смерть в чужие края, угнетало.

Капитолийка опустила руку в другой сосуд, достала оттуда конверт, и затем произнесла имя. На этот раз — мужское.

0

5

Заявка от Effie Trinket

Максимиллиан (Максиан) Говард 31 год Капитолий, II Maximillian (Maxian) Howard; 31; Capitol, II
http://49.media.tumblr.com/af720625796f07cb5a2cbdca49cda215/tumblr_o01l1vdeSj1qlxvxuo2_400.gifHenry Cavill

... меня держат станы планолета и ещё, та самая сила, которая не отпускает от умирающего его близких.part  I


место рождения и проживания:
Капитолий

место работы и должность:
Один из многочисленных министров в Совете Безопасности; ответственен за покой Пятого Дистрикта.

причастность к ГИ:
-

— Не спится?
— Спалось, но не долго.
part  II


связи персонажа:
- Маркус Говард, 44 года, Глава Совета Безопасности – старший брат.

- Меркурий Говард, 38 лет, сотрудник сферы косметологии – средний брат.

история:
Максимиллиан – самый младший ребенок в семье Говародов и, само собой, самый любимый. Он был прекрасен, словно солнечный день, и очаровывал своими кудряшками и премилой улыбкой уже с рождения. Пока старший брат, Маркус, упорно работал над своей карьерой и через тернии пробивался к верхам, а другой брат, Меркурий, решил стать «косметичкой» (как ласково называет этот род деятельности Маркус), Максиан наслаждался любовью родителей и положением младшего ребенка в семье. Он сносно учился в школе, участвовал в некоторых мероприятиях (которые, несомненно, приносили ему популярность) и не утруждал себя выборов дальнейшей профессии. А когда время пришло – он пошел по пути наименьшего сопротивления. Семья в то время уже встала на ноги, да и старший Маркус начал пожинать плоды своих усилий. И надеялся Максиан, что жизнь ему будут обеспечивать наследство Говардов и влияние брата. Поэтому выбрал Максимиллиан то, что было ему относительно по душе. Природа наградила его, помимо красоты, еще и талантом к рисованию, а также неплохой фантазией. И поэтому парень ударился в стилисты-дизайнеры, делая скетчи нарядов для капитолийских домов моды. Занятие, в принципе, увлекательное и благодарное, но творил Максиан исключительно во время редких приступов вдохновения или же когда сам того хотел. Это порядком раздражало окружающих, но ему и слова не могли сказать – слишком уж боялись Маркуса. А младший Говард охотно пользовался этим преимуществом, прожигая жизнь в свое удовольствие и не думая о будущем.

http://45.media.tumblr.com/332314c5920af1f77833a601be012c7d/tumblr_o06l8qfndh1qaahkdo3_250.gif http://45.media.tumblr.com/c491417487deff24ca1c1d0d36798f9b/tumblr_nxsdx0Gr1r1sxwyufo1_250.gif


Но однажды его настигло осознание действительности. Возможно, на это повлияло путешествие, устроенное братом, в Четвертый Дистрикт. Максиан поздно возвращался из бара, как неожиданно миротворцы его скрутили и начали предъявлять парню ложные обвинения. В этот момент Говард понял, что в подобной ситуации, где дальнейший исход решает мимолетное мгновение, ему не помогут ни все деньги мира, ни могущественный старший брат. В такой ситуации он сам должен проявить себя. Показать, чего стоит. Но в двадцать пять лет он был простым дизайнером одежды, который таскался по вечеринкам, иногда злоупотреблял алкоголем и совершенно не стремился исправлять ситуацию.

Вернувшись домой, Максимиллиан ни слова не сказал Маркусу о случившимся, лишь попросил об услуге. И старший Говард, несмотря на несказанное удивление, выполнил обещание: он выбил брату должность в родной сфере безопасности. Для начала не особо крупную, ведь Максиану предстояло многому научиться. Но он оказался способным учеником и через два года был удостоен звания «министра, поверенного в делах безопасности Пятого Дистрикта». Де юре – помпезное название, де факто – огромная ответственность за спокойствие целого округа огромной страны. Благо, Пятый никогда не отличался атмосферой хаоса и беспорядка, а слыл одним из самых спокойных Дистриктов. Теперь его жизнь состояла из постоянных командировок в подотчетный Дистрикт, вечные заседания, спортивный зал (ведь, несмотря на должность, нужно уметь дать отпор), а капитолийские праздники Максимиллиан посещал все реже. Хотя это и не повлияло на его статус самого стильного чиновника аппарата безопасности.
https://49.media.tumblr.com/92075922c25d409c1466abdc28eba522/tumblr_nuflr0EA4g1ryvclko6_250.gif http://45.media.tumblr.com/e00b669d4ca3cea57aef0dc4783e5286/tumblr_nwlwlnODEq1sxwyufo1_250.gif

На самом деле, Говард всегда хотел быть похожим на старшего брата. Быть таким же смелым, целеустремленным и пробивным по характеру. Хотя общие семейные черты характера можно было найти и в Максиане, и в Маркусе – сосредоточенность на деле, скрытность и способность уничтожать взглядом – но они никогда не были продолжением друг друга. Особенно похожи братья стали, несомненно, после вступления Максианом во взрослую игру Министерства Безопасности. И, конечно, они стали лучше общаться; Максимиллиан не боится спрашивать совета у старшего родственника, зная, что всегда найдет поддержку в лице Маркуса. Друга, а не противника. И это, наверно, самое замечательное в их отношениях – Максиан никогда не завидовал брату; и даже желая походить на него, ни в коем случае не соревновался с ним.

И вот по прошествии стольких лет уже Маркус Говард обратился к своему младшему брату за помощью.
Пришло время возвращать долг.

[Ты никогда не думал о сторонах баррикад, Максиан. Ты жил в венценосной столице и не задумывался, что однажды придется выбирать. Но гос.служба обязывает верить в страну и за все эти годы ты действительно проникся идеей о целостности и величии Панема, хотя не был всем доволен. Но ты даже не смел допускать мыслей о мятеже. А когда приспешники оного наполнили страну, то ты решил остаться верным прежним идеалам. Ведь ты – неглупый человек, Максимиллиан. И понимаешь, чем чревата революция: трупами, стагнацией и разрозненностью. Темным Временем, когда брат идет на брата. Поэтому как бы чисты ни были лозунги восстания, ты не изменишь своей позиции. Ведь люди в Дистриктах для тебя ничего не значат, твоя жизнь складывается по всем канонам утопического жанра в формате тоталитаризма. Ты доволен. И не собираешься крушить Бастилию ради хрупких идей, ведь прекрасно понимаешь, что однажды революция уничтожит своих детей.]

[У Максиана есть хобби. Он обожает выходить в океан на яхте. Министр, поверенный в делах безопасности Четвертого Дистрикта, - его хороший друг, и поэтому Говард без проблем приезжает к воде, где его ждет личная белоснежная яхта и ощущение полной свободы. Максиан лично управляет судном и приходит в восторг не столько от тотального управления ситуацией, как от понимая неограниченности действий. Он может плыть в любую сторону, стоять на якоре или, вообще, нырять прямо с борта в воду. Ему никто не указ. И это можно смело назвать личным раем мистера Говарда.]

он прекрасен же

http://45.media.tumblr.com/bb41a32ad094ff434c7fdfbabbcb88a4/tumblr_nv416vHx3A1rei3gfo5_500.gif
http://45.media.tumblr.com/62652f072053c1e256ad4e8be08bcd3b/tumblr_nv22cmqtUr1rei3gfo1_500.gif

— Почему нет? — озадаченно спрашивает ведущий.
Пит краснеет как рак и, запинаясь, произносит:
— Потому что... потому что... мы приехали сюда вместе.
part  III


пожелания:
Маркус – не глупый капитолийский мальчик. Он никогда таким не был, раньше его просто не интересовал остальной мир. Теперь же он – ответственный мужчина, который при желании может осадить или сарказмом поставить на место. Чувство власти в столь раннем возрасте опьяняет, но Говард старается контролировать разного рода желания, понимая, что оплошности в Капитолии не прощают. Пример Сенеки Крейна (с которым они неплохо общались, к слову) до сих пор крепок в сознании, а Максимиллиан не хочет пойти той же пропащей тропой. Поэтому он обязан серьезно относиться к делам и не доверять каждому встречному.

А, вообще, мы очень ждем Максиана и уже его безумно любим. Поэтому приходите скорее! Для него у нас будет весьма интересное задание. К тому же, Кавелл просто неотразим. Соблазнительно, верно? К тому же, на форуме у тебя есть просто чудесная племянница, которую ты обожаешь всем сердцем)

ваши контакты:
Гостевая.

пост:
пост от лица действующего персонажа.

ваш ответ

The Glitch Mob – Bad Wings

Эффи была счастлива.

Тур Победителей, ее Победителей, тех самых трибутов из Дистрикта Двенадцать. Детей, которые никогда не выигрывали.

Кажется, шаблон, наконец, сломался.

И как же она была рада понимать, что вернулись в родной Дистрикт два человека. Совсем не в мрачных гробах с белоснежными розами в руках. А живые, настоящие дети, которым посчастливилось теперь жить в любви, гармонии и богатстве.

Слава Панему. Слава стране за такую возможность, действительно божественный дар, милость Президента и согласие всех жителей. Наверно, в тот день сошлифсь все звезды, планеты встали в нужный ряд, а созвездия знаменовали удачу Питу и Китнисс. Все играло в их пользу. И Дистрикты увидели милосердие Капитолия во всей красе, рассмотрели все блики на гранях его благородства и теперь должны работать еще усерднее во имя Панема.

Мисс Бряк широко улыбалась, рассказывала про мужество своих трибутов и неизменно произносила оды государству, не забывая прославлять Президента, который дал влюбленным шанс. Дива была словно птичка: легкая на подъем, яркая и с красивыми речами, которые околдовывали слух. Она стала центром внимания на ближайший год до новых Игр и наслаждалась каждой минутой, не забывая напоминать окружающим, что Дистрикт Двенадцать все-таки чего стоит.

Эти вечеринки, званые ужины и праздники – все это стало упорядоченным хаосом таких сладких грехов, так манило и привлекало, что Бряк посвятила себя целиком такому прелюбодеянию. Наряды, знакомства, украшения, парики, блестки – она каждый раз подтверждала звание Дивы и удивляла окружающих манерами, глупым щебетом и внешним видом.

Типичная капитолийская забава: быть в центре внимания, чтобы не быть собой.

Когда ты окружен толпой или готовишься к очередному мероприятию, то в голове нет места неразумным мыслям, подозрениям и, конечно, воспоминаниям. Все это меркнет в великолепии столицы, в ее пафосе и помпезности. Сопровождающая получила то, о чем так давно мечтала. Наконец, ее заслуги были оценены, и Эффи не желала прекращения этого праздника. Для нее вновь все было просто и понятно. Никаких серых цветов, мыслей о диктатуре и задушевных бесед.

Капитолий был самым опасным и ядовитым лекарством. Он попадал прямо в сердце и затмевал разум. И Дива была совсем не против такой панацеи. Ей было это необходимо, и Панем как всегда помог своей верной слуге. Безвозмездно вернул ее в строй покорных игрушек-граждан, даруя за повиновение яркую мишуру-одежду и золотые украшения с блестящими камнями.

Дорогая клетка для лучших людей.

Пожалуй, лучше, чем угольная пыль на истощенных голодом детских лицах.

Бряк, несомненно, предстояла титаническая работа. Речи ее Победителей, договоренности по поводу их места проживания и различных мелочей при пребывании в Дистриктах, встречи со стилистами, составление графика и контроль над ситуацией, ведь самое главное, чтобы ни малейшая деталь не выбилась из идеально отлаженного механизма. По сути, именно на плечи капитолийки и легли основные трудности. Трибутам только и оставалось, что играть самих себя, выглядеть безупречно стараниями стилистов и читать заранее приготовленные бумажки. У ментора были самые простые обязанности: впихнуть свое тело в дорогущие одежды из Капитолия и не слишком напиваться на камеру.

И Эффи казалось, что ничего не может испортить пик ее триумфа, долгожданный Тур. Она думала, что все пройдет идеально и ни что в этой стране не испортит волшебных моментов приветствия победителей во всех уголках страны. В своих мыслях Бряк рисовала восторженные крики, цветы и аплодисменты. Овации, конечно, должны преподноситься Китнисс и Питу, но этого достаточно сопровождающей, которая столько лет провожала на перроне мертвецов.

А проблемы появились с самого начала, в Одиннадцатом.

Вместе восторга была тишина, слезы в глазах и свист. Те самые нотки, которые Сойка произнесла на Арене, ее выдуманная песенка, а ныне гимн для отчаявшихся. У Эффи от короткой мелодии прошлись мурашки по коже; атмосфера не самая приятная.

Дальше начался один сплошной кошмар: миротворцы, старик, выстрел. По рядам пошел гул, Победителей втащили внутрь, а у Китнисс, кажется, был приступ истерики. Хмурый Хеймитч, еще секунду назад находившийся так близко, что при необходимости его можно было взять за руку, уже уводил Эвердин на чердак ветхого Дома Правосудия, оставляя сопровождающую в полном смятении.

И тогда ее начали одолевать сомнения.

Мысли, словно язвы, затуманили сознание, а Эбернети лишь отрицательно покачал головой, когда они возвращались в поезд. И это вызвало еще больше подозрений, ведь эти тайные разговоры, которые моментально прекращались, стоит Эффи лишь появиться в купе, намеки и неясные фразы только усугубляли положение.

Бряк понимала, что что-то происходит, но не могла найти путеводную нить среди этого мрака. Ментор лишь молчал или отнекивался, а влюбленные большую часть времени проводили за запертыми дверьми собственных покоев. Помочь Диве никто не мог, а блистательного Капитолия не оказалось рядом, чтобы уничтожить все вопросы одним движением.

Это продолжалось. В других Округах, словно чума, расползались сойки на картонках, мелодия-свист и дурацкий жест, будто вызов самому Панему. В тех редких случаях, когда команду Двенадцатого выпускали на сцену вместе с бывшими трибутами, Бряк казалось, что она видит огонь ненависти в глазах этих людей. И ей совсем не хотелось понимать, почему они так поступают. Женщина не желала вновь тех забытых чувств, тех несобранных мыслей и осколков самой себя. Хватит. «Панем всегда» – эта вечная истина. Единственное, во что стоит верить.

Сопровождающая уходила с помоста последней, после своих Победителей, после их ментора, когда миротворцы буквально дышали в спину. И стоит только обернуться – она видела смерти, кровь на земле и стражей порядка, будто воронов среди пира мертвых. Ужасающая картина, появляющаяся во снах. Словно морок, наваждение, самый страшный кошмар.

Значит, в Панем верят не все?

Капитолийка знала, что спасать ее никто не будет. Ей самой нужно забыть правду, не видеть действительности и жить в том привычном мире, где яркие краски и нет никакой войны. Ведь кто-то же должен поднимать дух? Кто-то всегда должен улыбаться, верить в лучшее и олицетворять командный настрой. Пока остальные заняты своими душевными переживаниями, а также погибшими со свистом на устах, Эффи продолжала быть глупой дурочкой и радовать своей наивностью окружающих. Она все также играла свою роль и стремилась затеряться в ненастоящих масках.

Второй Дистрикт должен был быть шагом на пути к долгожданной победе. Дисциплинированный округ профи, где каждый знает себе цену, готов побороться со смертью и выиграть. Место, где живут сильные люди без земных слабостей. И даже в этом Райском саду оказался Змей-искуситель. Подлое создание, которое испортило столь потрясающий плод.

Дива иногда сомневалась в реальности происходящего: настолько все события в Дистриктах были похожи друг на друга – речь, свист, смерть. Как заранее спланированный сценарий, четкая Игра. И самая большая Арена – жизнь.

- Они скоро вернутся. – Произносит Эффи с улыбкой, подходя к Питу. – Ты ведь знаешь, Китнисс. Она слишком тяжело все переносит, а Хеймитч всегда мечтал реализовать себя в роли заботливого родителя.

Несвязный бред, несмешная шутка, но Мелларк кивает и даже выдваливает из себя подобие улыбки, чтобы окончательно не испугать мэра, некоторых чиновников Второго и самого себя. Бряк видит, что он знает правду, и держится за нее слишком сильно, чтобы сказать хоть слово. Зато на его лице, в обеспокоенном взгляде читается каждая эмоция, страх и попытки взять себя в руки.

Он еще ребенок. Мальчишка, который рано стал взрослым, а теперь пытается нести в гору непосильную ношу.

- Ужин ровно в семь, если не передумаете. – Вновь расписание, которое ставит в рамки и все еще спасает от беспорядка. - Завтрак будет рано, в Первый мы приедем совсем скоро, так что советую поужинать перед сном. Вам нужны силы, мои дорогие, чтобы блистать завтра!

Но никто, кажется, не обращает внимания на эти оптимистичные слова, и через несколько мгновения Эффи вновь остается одна. Она лишь кивает и отмечает, что, возможно, завтрак стоит сделать поплотнее, ведь победители явно не выйдут к ужину.

В купе сопровождающую ждал заслуженный отдых, прохладная комната и полное умиротворение. Тишина, полумрак – это все, что было нужно, поэтому Дива сбрасывает с себя модную одежду, заворачивается в одеяло и решает просто отдохнуть, набраться сил и терпения. Ведь сегодня она, наконец, сможет спросить. И обязана получить ответ. Так больше продолжаться не может.

Вагон-ресторан встретил ее унылым молчанием, полным столом еды и ментором с бутылкой в кресле. Он не постарался включить свет и, похоже, наблюдал за пейзажем, который так стремительно менялся за окном. Бряк внезапно осознала, что Хеймитч также устал. Он ответственен за Китнисс и все еще пытается держать ситуацию в руках. Как жаль, что у него это выходит не так хорошо, как опустошать бутылки из бара.

- Знаешь, за все эти годы Капитолию давно пора или выставить тебе счет за выпитый алкоголь, или уменьшить его количество в поезде. Мне кажется, у нас всегда самый пьяный рейс.

0


Вы здесь » Game with blood » Partnership » HG: End of an Era


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC